Бесплатная горячая линия

Недопустимые доказательства в уголовном процессе — ст 75 УПК РФ

Содержание

Общие сведения

Понятие недопустимых доказательств в уголовном процессе раскрывается в УПК. В 75 статье приводится их характеристика, а также открытый их перечень. Недопустимые доказательства в уголовном процессе – это материалы и сведения, полученные с нарушением предписаний, установленных УПК. Они не обладают юридической силой. Такие материалы не могут использоваться в основе обвинения и при доказывании любого обстоятельства, закрепленного 73 статьей УПК.

Перечень

В части 2 75 статьи законодатель приводит некоторые категории сведений, выступающие как недопустимые доказательства в уголовном процессе. Среди них:

  1. Показания свидетеля, который не может назвать источник информации.
  2. Сведения, полученные от обвиняемого/подозреваемого в отсутствие защитника (в том числе при отказе от него) до начала слушаний, не подтвержденные указанными лицами в заседании.
  3. Показания свидетеля/потерпевшего, основанные на догадках, слухах, предположениях.
  4. Иные сведения, полученные с нарушением предписаний УПК.

Разъяснения

Как видно из ст. 75, допустимостью следует признавать соответствие доказательств требованиям, установленным в УПК. В частности, речь о надлежащей процессуальной форме. Отступление от нее может привести к лишению сведений и материалов, собранных в ходе производства, юридической силы и невозможности их последующего применения стороной обвинения.

Часть первая 75 статьи указывает, что в качестве основания признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе выступает их несоответствие УПК. Между тем, в Конституции предусмотрено дополнительное обстоятельство. В частности, в ст. 50 (ч. 2) указывается, что материалы и сведения, полученные с нарушением федерального законодательства, также рассматриваются как недопустимые доказательства.

В уголовном процессе при возникновении коллизии конституционная норма будет иметь преимущество. В этой связи, по мнению ряда юристов, положения части 1 статьи 75 УПК необходимо толковать расширительно.

Пример

Допустим, оперативные сотрудники осуществили контрольную закупку наркотического вещества с проникновением в помещение вопреки воле проживающих в нем граждан без получения на это разрешения судебной инстанции. Соответствующее требование устанавливает 8 статья ФЗ «Об оперативной деятельности».

Если наркотическое вещество, а также денежные банкноты, обнаруженные в помещении, были осмотрены с выполнением процессуальных правил, то, по смыслу части 1 статьи 75 УПК, их следует считать допустимыми. По сути, формально требования Кодекса нарушены не были.

Между тем, совершенные действия противоречат предписаниям указанного ФЗ. Соответственно, обнаруженные предметы выступают как недопустимые доказательства. В уголовном процессе важно соблюдение всех процедур, предусмотренных законодательством. В противном случае вероятны случаи нарушения конституционных прав и свобод личности.

Отсутствие защитника

В части второй содержится открытый список обстоятельств получения сведений и материалов в ходе предварительного расследования, влекущих за собой признание доказательств недопустимыми.

В уголовном процессе одним из важнейших принципов выступает соблюдение прав и свобод гражданина. Законодательство предоставляет лицу возможность воспользоваться помощью защитника. Гражданин может реализовать это право или отказаться от этого.

Показания, которые дает подозреваемый/обвиняемый, должны быть подтверждены им в судебном заседании. Данное требование направлено на предотвращение самооговора, недопущение согласия с обвинением под влиянием психического или физического воздействия.

Условие отсутствия адвоката распространяется на случаи, когда лицо отказалось от него. Это создает определенные препятствия для недобросовестных служащих, пытающихся склонить обвиняемого/подозреваемого к якобы добровольному волеизъявлению не использовать помощь защитника.

Достоверность сведений

Рассматривая недопустимые доказательства в уголовном процессе, признаки этих сведений и материалов, следует обратить внимание на характеристику их источников. Об этом говорится в п. 2 части второй статьи 75. В норме указано, что не могут приниматься как подтверждение тех или иных обстоятельств происшествия сведения, полученные от потерпевшего/свидетеля и основанные на слухах, догадках, предположениях.

Это предписание указывает на то, что юридическую силу имеют только данные о конкретных фактах, имевших место. То есть субъект должен быть твердо уверен в достоверности своих сведений. Информацию, основанную на догадках, слухах, а также взятую из источников, происхождение которых гражданин описать не может, очень сложно проверить. Вряд ли в рамках разбирательства ее можно считать надежной.

Нюанс

Анализируя недопустимые доказательства в уголовном процессе, основные признаки таких сведений, предусмотренные законодательством, необходимо обратить внимание на один важный момент. В пункте втором ч. 2 статьи 75 показания свидетеля, взятые из источника, происхождение которого он описать не может, не принимаются при рассмотрении дела.

Между тем для потерпевшего такое ограничение не устанавливается. Отсутствие соответствующего указания в норме, вероятно, обуславливается тем, что пострадавший сам является первоисточником информации. Соответственно, он вряд ли сможет давать показания по слухам.

Спорные моменты

В пункте третьем 2 части 75 статьи УПК предусмотрено, что иные, кроме описанных выше, материалы и сведения, полученные с нарушением предписаний Кодекса, признаются недопустимыми.

Распространено мнение, что любое отступление от процедурных правил, относящихся к собиранию и проверке информации, приводит к утрате ею своей юридической силы. Между тем, необходимо понимать, что в рассматриваемой норме речь ведется о нарушениях Кодекса в целом, но не конкретных его положений.

Если законодательство предусматривает способы и средства, при помощи которых можно предотвратить признание доказательств недопустимыми в уголовном процессе, подтвердив, что допущенные нарушения не оказали существенного влияния на соблюдение принципов производства, при эффективном их применении нельзя говорить, что материалы и сведения использовались для удостоверения тех или иных фактов неправомерно.

К примеру, следователь не предупредил свидетеля о праве не давать против себя и близких показания. Это действие, безусловно, нарушает установленные процедурные правила. Если же будет доказано (объяснениями свидетеля в том числе), что этот факт никак не повлиял на добровольность показаний и, соответственно, на сохранение равенства участников процесса, суд может признать полученные сведения правомерными и имеющими значение для дела.

Первое рассмотрение дела в суде по существу, судьей единолично.

Это рассмотрение дела в суде первой инстанции можно охарактеризовать, как наиболее продуктивное, в плане работы защиты, для доказывания невиновности наших подзащитных.
Во-первых, судья, отдавая ему должное, обеспечил комфортное рассмотрения дела всем сторонам, его состязательность;
Во-вторых, государственное обвинение поддерживало не специализированная, надзирающая за следствием прокуратура, а районная прокуратура, которая, в любом случае, не отвечало бы за результат судебного разбирательства;
В-третьих, следствие и прокуратура пустили дело на самотек. Свидетели обвинения – оперативные сотрудники, производившие задержание, были, по сути, не готовы отвечать подробно на вопросы защитников, стали путаться в обстоятельствах, сочинять по ходу допроса свои версии.
В итоге, в протокол судебного заседания попали их противоречивые показания. В дальнейшем, благодаря этому, часть доказательств обвинения признались судом недопустимыми и были исключены.
Ходатайство об исключении доказательств заявлялось на этапе окончания судебного следствия. Этот момент выбирался специально, т.к. нарушения требований УПК РФ подтверждались, в большей части, показаниями понятых и лиц, участвующих при производстве следственных действий. Слишком раннее заявление такого ходатайства не достигло бы своей цели.
Кроме того, в ходатайстве об исключении доказательств давалась краткая оценка этих документов для суда, с заделом на прения сторон.
Кратко проанализирую основные доказательства, которые нами заявлялись недопустимыми и подлежащими исключению:
Прежде всего, протокол осмотра места происшествия.
Протокол осмотра места происшествия, по таким категориям дел, имеет особое доказательственное значение, т.к. является «первой костью в ряде домино».
Вещественные доказательства, изъятые в ходе этого следственного действия, образовывали основную цепь доказательств обвинения по делу.
Так, изъятые образцы дизельного топлива, исследовались заключением эксперта по ГСМ; автомобиль, в кузове которого находились бочки с дизельным топливом, исследовался протоколом осмотра предметов; изъятое дизельное топливо, получило стоимостную оценку, а значит, появился размер ущерба и т.д.
Закономерно, что мы направили все свои усилия на признание протокола, указанного следственного действия, недопустимым доказательством.
Протокол осмотра места происшествия признавался недопустимым по следующим основаниям:

  • нарушение порядка проведения следственного действия, предусмотренного УПК РФ;
  • наличие существенных противоречий в протоколе, по содержанию обнаруженных и изъятых вещественных доказательств;
  • во время осмотра, фактически, производился личный обыск наших подзащитных, т.к. часть изъятых вещественных доказательств находились при них, в их личных вещах;
  • один понятой отлучался во время осмотра на длительное время;
  • во время осмотра, участвовали оперативные сотрудники, которые производили юридически значимые действия (видеосъемку, забор сравнительных образцов и т.д.), но в протоколе они в качестве участников не указывались.

Следуя здравому смыслу, в ходатайстве мы настаивали на исключении не только самого протокола осмотра места происшествия, с фототаблицей, но и вещественных доказательств, которые изымались этим протоколом, а также всех иных доказательств, непосредственно связанных с их исследованием (заключение эксперта по ГСМ, протокол осмотра автомашины и т.д.).
На время прервемся и вернемся к началу судебного разбирательства.
Государственный обвинитель, когда протокол осмотра места происшествия был оглашен в суде и выяснилась его недоброкачественность для доказательства вины наших подзащитных, скорее всего, предвидел ход наших последующих действий.
В связи с этим, решил восстановить обстановку места происшествия путем вызова понятых, принимавших участие в ходе осмотра, и их допроса в судебном заседании.
Понятые, будучи допрошенными уже в качестве свидетелей, стали давать такие показания по обстоятельствам осмотра, что у всех участников, мягко говоря, «волосы встали дыбом».
В частности, они показали, что пломбы с баков тепловоза сорвали сами оперативные сотрудники, при заборе сравнительного материала из указанных емкостей. Естественно, это не было отражено в указанном протоколе осмотра.
К слову, факт отсутствия пломбы на баках тепловоза обвинение преподносило суду в качестве безусловного доказательства, подтверждающего хищение дизельного топлива.
С целью закрепления факта отсутствия пломбы, на предварительном следствии были допрошены несколько свидетелей, являющихся работниками РЖД, в круг обязанностей которых входил прием тепловоза от машинистов.
После же показаний понятых, важное доказательственное значение этого факта утрачивалось.
Естественно, что обвинению такой расклад не понравился.
Как происходит в аналогичных ситуациях, государственный обвинитель, потирая свои руки, «разродился» стандартными вопросами к бывшим понятым: такие же Вы показания давали на предварительном следствии; не имеется ли у Вас существенных противоречий в показаниях; предупреждались ли Вы об уголовной ответственности следователем за дачу заведомо ложных показаний?
Я думаю, что прокурор потом сильно пожалел, что задал эти стандартные, в таких случаях, вопросы.
Понятые, недолго думая, пояснили суду, что вообще на предварительном следствии не допрашивались. Эти показания вызвали у всех недоумение, т.к. в деле имелись протоколы их допросов на предварительном следствии, в которых всё, практически дословно, было переписано с протокола осмотра места происшествия.
Из содержания этих протоколов следовало, что они допрашивались следователем в городе Рузаевка (сами же понятые проживали в другой области, в двух часах езды на электричке). Относительно наличия этих протоколов допросов, понятые пояснили, что вообще никогда в городе Рузаевка не были, тем более по делам, связанными с расследованием этого дела.
Государственный обвинитель попытался хоть как-то выправить ситуацию, предложив им возможную версию, когда следователь приезжал к ним домой с готовым протоколом допроса и они его там подписали.
Единственный момент, который в итоге вспомнили понятые, это то, что расписывались «местным операм» на чистых клочках бумаги.
Мы сделали вывод, что они расписывались на бирках, для скрепления вещественных доказательств.
При предъявлении им протоколов допросов, понятые, показали, что подписи в них, выполнены не ими.
Понятые, даже в условиях прессинга со стороны суда и обвинения, настаивали на своих показаниях, что было, признаюсь, хорошим знаком для нас.
Логично было предположить из всего этого, что следователь в условиях ограниченности сроков следствия, которые мы «съели», благодаря своим жалобам на предварительном следствии, просто поленился ехать в другой регион для допроса понятых. При этом рассчитывал, что с «таким» багажом доказательств, дело в суде «пройдет как по маслу», поэтому решился на эту авантюру.

Материалы оперативно-розыскной деятельности.

В уголовном деле находились следующие материалы:

  1. Заверенная светокопия постановления о рассекречивании материалов ОРД;
  2. Заверенная светокопия постановления о предоставлении материалов ОРД следователю;
  3. Постановления о проведении ОРМ – «Наблюдение»;
  4. Акт выдачи видеокамеры и CD-диска;
  5. Акт изъятия CD-диска;
  6. CD-диск.

Анализ этих документов показал, что нарушение порядка предоставления материалов ОРД в это уголовное дело — это самое незначительное нарушение, по сравнению с тем, что было мною выявлено в ходе судебного разбирательства.
Так, из содержания постановлений о рассекречивании материалов ОРД и предоставлении их следователю (их заверенных светокопий), следовало, что указанные материалы направлялись для приобщения к материалам уже возбужденного уголовного дела (указывался номер дела), когда как датированы они были за три дня до этого, когда уголовного дела, в принципе, еще не могло быть.
В связи с этим, был сделан вывод о том, что указанные материалы оформлялись задним числом, а значит, и законность других материалов ОРД вызывало сомнение.
Учитывая, что указанные постановления были подписаны начальником ЛОВД, и шли с грифом – «секретно», я думаю, простым выговором тут не обошлось.
Кроме того, к делу был приобщен CD- диск, с записью ОРМ – «Наблюдение», диаметром 12 см. Этот же диск вручался и изымался, в присутствии понятых, у оперативного сотрудника, производящего видеосъемку при указанном оперативном мероприятии.
Мой небольшой экскурс в глобальную сеть «интернет», связанный, в большей части, с удовлетворением любопытства, привел меня к неожиданному открытию. Оказывается, что видеокамера, на которую, якобы, производилась видеосъемка ОРМ, не поддерживает формат CD-диска, диаметром 12 см. В техническом паспорте на видеокамеру этой марки, заявлен CD- диск, диаметром 8 см.
Это открытие до поры, до времени, оставалось у нас про запас. Для закрепления наших предположений, связанных с нарушениями при оформлении результатов ОРМ, в ходе допросов оперативных сотрудников, нами тщательно выяснялись все подробности указанного мероприятия.
Все «опера», а их было около 10 человек, в один голос утверждали, что все было именно так, как указанно в материалах ОРД, а CD-диск, приобщенный к материалам дела, является оригиналом записи.
Только ближе к завершению судебного следствия, мы обозначили позицию по этому вопросу. В качестве подтверждения, суду был предоставлен технический паспорт на эту видеокамеру, скачанный из интернета, а также, приглашен для допроса в качестве специалиста один из работников магазина, торгующего видеокамерами. Последний подтвердил, что CD-диск, диаметром 12 см, не помещается в кассетоприемник указанной видеокамеры.
В итоге, как я указывал, нами было заявлено ходатайство о признании доказательств недопустимыми, и их исключении.
Судья частично удовлетворил наше ходатайство, исключив, из числа доказательств, протокол осмотра места происшествия, и еще ряд доказательств, не представляющих особой доказательственной ценности.
Относительно других доказательств, заявленных нами как недопустимых, в том числе материалов ОРД, нам было отказано по причине необходимости их дополнительной проверки.
К слову сказать, на момент рассмотрения нашего ходатайства об исключении доказательств, сложилась очень деликатная ситуация. Сотрудники ЛОВД распространили «утку», согласно которой мы (сторона защиты), якобы, передали деньги судье и государственному обвинителю за развал дела.
Это утверждение было явно абсурдным, но, тем не менее, повлияло на решение судьи не заканчивать рассмотрение дела по существу и уходить в совещательную комнату для постановления приговора.
В этот же день, после рассмотрения ходатайства об исключении доказательств, как я ранее указывал, государственный обвинитель продублировал ходатайство, заявленное нами на предварительном слушании, о возвращении дела прокурору, в связи с нарушением права на защиту, выразившегося в не обеспечении участия на предварительном следствии второго защитника.
Суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя.
В дальнейшем, мы попытались обжаловать постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору, т.к. это решение на данном этапе уже нас не устраивало, но безрезультатно.
Таким образом, мы добились, на мой взгляд, значимых результатов: протокол осмотра места происшествия признан недопустимым доказательством; на руках у нас остался протокол судебных заседаний, в котором были отражены противоречивые показания основных свидетелей обвинения – оперативных сотрудников, принимавших участие в задержании наших подзащитных.
Следствие, после возвращения дела прокурору, не успокоилось на этом, на что мы, да и суд, в тайне надеялись, и попыталось во второй раз протолкнуть это дело в суд.
В ходе второго рассмотрения дела, обвинение предприняло усилия устранить все указанные мною нарушения, так сказать, вдохнуть новую жизнь в недопустимые доказательства.
Рассказ о том, какие конкретные способы применяло при этом обвинение, и как мы защищались от этого, будет в следующей публикации — здесь.

Основания и порядок признания доказательств недопустимыми

В УПК появилась новая статья — ст. 75 «Недопустимые доказательства», состоящая из двух частей.

Часть 1 носит общий характер: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть наложены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Данная диспозиция базируется на втором признаке доказательств — допустимости. Если вспомнить теоретическое требование, что доказательство может считаться доказательством только при наличии всех трех признаков — относимости, допустимости, достоверности, то отсутствие допустимости должно означать отсутствие доказательства вообще.

В ч. 2 приводятся некоторые основания признания доказательства недопустимым.

  1. отсутствие защитника при допросах подозреваемого, обвиняемого, в то время как его участие в уголовном судопроизводстве обязательно (ст. 51 УПК);
  2. показания потерпевшего, свидетеля основаны на догадке, предположении, слухе;
  3. свидетель в процессе дачи показаний не может указать источник своей осведомленности.

В п. 3 ч. 2 сказано, что к недопустимым относятся «иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса». Действительно, нет смысла в попытке перечисления всевозможных нарушений при собирании доказательств, в результате чего возникают сомнения в достоверности полученной информации.

Достаточно было ограничиться указанием на сферы подобных нарушений:

  • получение сведений из источников, не перечисленных в ч. 2 ст. 74 УПК;
  • получение сведений и введение их в качестве доказательств в уголовное дело ненадлежащим субъектом (например, следователем, не принявшим дело к своему производству или не имеющим особого поручения на производство следственных действий);
  • нарушение законной процедуры производства процессуальных действий, в ходе которых получена доказательственная информация;
  • нарушение законных требований к фиксации (оформлению) указанных действий.

Соблюдение процессуальных правил в каждой из этих сфер является гарантией того, что сведения могут обрести форму доказательств, которые допущены в процесс доказывания.

Порядок признания доказательств недопустимыми не освещен ни в главе 10, ни в главе 11 УПК. В ч. 3 ст. 88 УПК лишь отмечается право прокурора, следователя, дознавателя признать доказательство недопустимым по ходатайству подозреваемого, обвиняемого или по собственной инициативе. Доказательство, признанное недопустимым, не подлежит включению в обвинительное заключение или обвинительный акт.

Как видим, такое признание является процессуальным решением должностного лица, влекущим за собой правовые последствия. Представляется в этой связи, что на стадии предварительного расследования при признании доказательства недопустимым должны соблюдаться определенные правила.

Во-первых, поскольку при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым (ч. 7 ст. 235 УПК), то исключенное доказательство должно сохраняться в материалах уголовного дела

Во-вторых, важность этого решения требует его процессуального оформления. Должностное лицо должно вынести соответствующее постановление по аналогии с постановлением судьи. В-третьих, процедура исключения недопустимого доказательства должна быть аналогична процедуре на предварительном слушании (ст. 234 и 235 УПК).

В ч. 4 ст. 88 УПК говорится: «Суд вправе признать доказательство недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе в порядке, установленном статьями 234 и 235 настоящего Кодекса». Процедура исключения недопустимого доказательства в суде достаточно разработана. Если стороной заявлено ходатайство об исключении доказательства то судья на предварительном слушании должен выяснить у другой стороны, имеются ли у нее возражения против данного ходатайства. При отсутствии возражений судья удовлетворяет ходатайство (ч. 5 ст. 234 УПК).

Требованиям к ходатайству об исключении доказательства посвящена ст. 235 УПК.

1. Стороны вправе заявил» ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В случае заявления ходатайства его копия передается другой стороне в день представления ходатайства в суд.

2. В этой части закреплено содержание ходатайства. Ходатайство об исключении доказательства должно содержать указания на:

  • доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;
  • основания для исключения доказательства, предусмотренные настоящим Кодексом, и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

При изложении основания для исключения доказательства необходимо указать конкретное нарушение, которое влечет за собой утрату признака допустимости доказательства. Под обстоятельствами, обосновывающими ходатайство, следует понимать протоколы следственных действий и иные документы, из которых виден факт нарушения.

3. Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве. В случае если одна из сторон возражает против исключения доказательства, судья вправе огласить протоколы следственных действий и иные документы, имеющиеся в уголовном деле и (или) представленные сторонами.

Под документом, указанным в ходатайстве, следует, видимо, понимать документ, содержащий основания для исключения доказательства.

4. При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства. заваленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

5. Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

6. Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны, либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда.

Общее определение недопустимых доказательств

Предоставленные следственными органами доказательства могут быть признаны судебными органами недопустимыми, если по отношению к их источнику или при сборе были нарушены установленные законодательством нормы. Конституция РФ прямо запрещает использование в судопроизводстве улик, которые были получены и собраны с нарушением законов (ст. 50). Более подробно эта конституционная норма определяется положениями ряда статей УПК.

Нельзя использовать улики, которые были получены с нарушением закона

Согласно законодательству уголовной сферы, можно выделить такие группы недопустимых доказательств.

  1. Показания, которые были взяты в ходе досудебных допросов подозреваемых в совершении преступлений лиц в отсутствие адвоката, включая случаи, когда допрашиваемые отказываются от защитника. К недопустимым относят также сведения, которые обвиняемый отказался подтвердить во время судебного разбирательства.
  2. Основанные на предположениях, догадках, слухах сведения, которые получены при опросах свидетелей, потерпевших в рамках расследуемого дела. Недопустимы также сведения, в которых опрошенные лица не смогли указать достоверные источники своей информации.
  3. Другие улики, собранные с нарушением установленных норм и требований уголовно-процессуального кодекса.

Доказательства не могут быть основаны на предположениях, догадках и проч.

Как видно, законодательство оставляет открытым список доказательств, которые могут быть признаны недопустимыми в суде.

Важно! При рассмотрении улик судебные органы в каждом конкретном случае должны определять законность их получения, соответствие требованиям уголовного права.

Признание доказательств недопустимыми

Доказательства признаются недопустимыми в порядке, предусмотренном в уголовно-процессуальном законодательстве. Вначале должны быть установлены основания, которые позволяют признать улики недопустимыми, затем принимается решение о несоответствии законности предоставленных суду доказательств, признании таких улик недопустимыми.

Правом ходатайствовать в устной или письменной форме о признании доказательств недопустимыми наделены стороны, участвующие в судебном процессе, судьи, следователи, дознаватели, государственные обвинители – прокуроры. Условия, порядок подачи, сроки принятия решения по существу ходатайства регламентированы общими правилами рассмотрения заявлений в органы дознания и судопроизводства. Принятое постановление должно быть мотивированным, содержать основания для отказа или удовлетворения ходатайства.

Ходатайствовать о признании доказательств недопустимыми могут стороны, участвующие в судебном процессе

Признанные недопустимыми, собранные во время досудебного расследования улики не имеют юридической силы. Они не могут лечь в основу обвинения, служить основанием для доказывания отдельных обстоятельств дела.

Важно! Однако в ходе судебного процесса одна из сторон имеет право ходатайствовать о пересмотре незаконности исключенных улик, признании их допустимыми.

Категория надлежащих источников доказательств

Одним из основных условий определения доказательств допустимыми к рассмотрению или недопустимыми является достоверность сведений, полученных по итогам расследования. При этом законом определен следующий круг лиц, которые являются надлежащими источниками доказательств. Перечислим, кто к ним относится.

  1. Непосредственные участники – потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые, а также свидетели происшедшего преступления или отдельных обстоятельств, относящихся к делу.
  2. Сотрудники органов расследования преступлений, а также другие лица, участвовавшие в составлении протоколов мероприятий следственного характера – дознаватели, понятые, представители экспертных групп.
  3. Участники судебных разбирательств – гражданские истцы, ответчики, их представители.
  4. Физические, юридические лица, государственные организации, предоставляющие разного рода подтверждающую документацию, которая использовалась в расследовании.
  5. Граждане, представившие следственным органам предметы, обладающие признаками вещественных улик по данному делу.

Определенный круг лиц является надлежащим источником доказательств

Существует точка зрения, что к источникам доказательств могут относиться процессуальные формы доказательной базы – протоколы, заключения экспертиз, рапорты, показания, документы, вещественные улики. Однако 75-ая статья УПК определяет недопустимыми доказательства, содержащиеся в сведениях свидетелей (то есть именно лиц), которые не могут указать первоисточник представленной ими информации.

В соответствии с законом к источникам доказательств предъявляются определенные требования допустимости, которые отличаются от процессуальных форм доказательной информации. Первоисточником должно быть реальное лицо – непосредственный участник или свидетель рассматриваемого дела, связанных с ним отдельных обстоятельств, личность которого можно установить и проверить.

Доказательства от неизвестных, неустановленных лиц, информацию которых невозможно перепроверить, признаются недопустимыми. К таковым также относятся сведения, полученные в результате проведения следственно-оперативных мероприятий от неназванных первоисточников, которые содействовали расследованию сотрудникам розыскных органов на условиях анонимности.

Важно! При этом такие данные будут признаны недопустимыми даже в случае фиксации в официально составленных рапортах правоохранителей.

Если информацию от неустановленных лиц проверить не представляется возможным, она признается недопустимым доказательством

Законодательством определены отдельные категории граждан, должностных лиц, которые могут быть участниками следствия или судебного процесса, но при этом не будут считаться надлежащими источниками доказательства, поскольку получили информацию об обстоятельствах дела в связи с участием в судопроизводстве или в результате своей профессиональной деятельности. К таковым относятся:

  • судьи, присяжные заседатели данного процесса;
  • защитники, представители обвиняемого, которые оказывали обвиняемому в совершении преступления лицу юридическую помощь в соответствии с заключенным договором или по назначению адвокатской коллегией;
  • священнослужители независимо от конфессий, исповедовавших обвиняемого;
  • при отсутствии согласия – депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации, осуществлявших свои депутатские полномочия.

Важно! Определенные условия для признания в качестве специфических источников доказательств предъявляются и к другим участникам процесса.

Некоторые категории граждан не могут считаться надлежащими источниками доказательств

Определение надлежащих субъектов действий по сбору доказательств

Нормами уголовно-процессуального законодательства определен круг субъектов, которые наделяются правом проводить сбор, исследование улик в рамках уголовного судопроизводства:

  • следователи;
  • дознаватели, иные должностные лица органов дознания;
  • прокуроры;
  • адвокаты обвиняемого;
  • судьи.

Результатом деятельности таких лиц должны быть именно разного рода доказательства. Другим участникам судебного процесса дается возможность предоставлять в рамках дела различные сведения, предметы, документы.

Важно! Однако все эти улики будут признаны доказательствами лишь в случаях их приобщения к собранной доказательной базе материалов досудебного расследования следственными органами или по решению суда.

Сбор, исследование улик могут производить следователи, прокуроры, адвокаты, судьи

Надлежащие субъекты сбора, исследования доказательств должны соответствовать определенным требованиям законодательства. Прежде всего, по отношению к ним отсутствуют основания для отводов от участия в процессе. Существуют и другие условия, при которых названые участники расследуемого дела будут обладать правами по сбору и исследованию улик.

Для следователей:

  • при соблюдении требований к подследственности дела;
  • после принятия официального решения о возбуждении дела или утверждении отдельных решений о начале соответствующего уголовного производства;
  • в случаях отдельного поручения следователей другой территориальной подследственности;
  • при включении в следственную группу, созданную по решению прокуратуры для проведения предварительных следственных мероприятий.

После принятия официального решения о возбуждении дела следователи могут приступить к сбору улик

В отношении дознавателей действуют аналогичные условия признания их надлежащими субъектами сбора улик. При этом производство дознаний должно осуществляться в качестве самостоятельных форм досудебного предварительного следствия.

Важно! К проведению мероприятий дознания не могут допускаться лица, которые в рамках этого же уголовного дела проводили или проводят действия оперативно-розыскного характера.

Для других должностных лиц органов дознания:

  • в случаях наличия оснований для проведения следственных мероприятий неотложного характера;
  • если следователем или прокурором дано письменное предписание о необходимости в проведении отдельных следственных мер сотрудниками органов дознания;
  • в протоколы следственных мероприятий внесены соответствующие отметки о возможности привлечения представителей органов дознания для осуществления действий оперативно-розыскного характера.

Проводить дознание не могут лица, которые в рамках того же уголовного дела проводят действия оперативно-розыскного характера

Для прокуроров:

  • после официального принятия в свое производство данного уголовного дела;
  • в случаях личного участия в предварительном следствии, его отдельных этапах или мероприятиях.

Для судей:

  • в случаях соблюдения требований законодательства о подсудности дел;
  • после официального получения дела к рассмотрению при соответствующем распределении председателем или коллегиальным органом суда.

Для адвокатов предусмотрены такие способы сбора допустимых доказательств:

  • путем сбора документов, предметов, сведений, которые касаются к обстоятельствам данного уголовного производства;
  • посредством опросов участников рассматриваемого дела на условиях их добровольного согласия;
  • с помощью сбора касающихся дела характеристик, различных справок, иной документации.

Адвокаты могут опрашивать участников рассматриваемого дела, собирать документы, предметы, относящиеся к преступлению, и проч.

Важно! Полномочия собирать допустимые доказательства адвокаты приобретают после заключения соответствующих соглашений с подзащитным или в случае назначения защитником в данном судебном процессе.

Требования к выбору надлежащего способа сбора доказательств

В определенных ситуациях доказательные материалы могут быть признаны недопустимыми, если следственные органы выбрали способ действия по получению сведений, несоответствующий своим содержанием законным процессуальным требованиям в данном уголовном деле. Произвольная замена видов сбора доказательств является незаконной, что становится основанием для потери юридической силы собранных в такой способ улик.

Для наглядности можно привести такие примеры:

  • замена необходимости предъявлений вещественных улик или лиц для опознания допросами или очными ставками;
  • замены осмотров обысками;
  • подмена выемок имущества наложениями на него ареста;
  • замена дополнительных экспертиз на проведение допроса экспертов или специалистов.

Сбор доказательств должен происходить по установленным правилам

Каждый этап проведения расследования, отдельные следственные мероприятия должны быть выстроены и проведены так, чтобы обеспечить максимально возможную достоверность собранных сведений.

Важно! Информация, полученная в ненадлежащий ходу расследования дела способ, станет основанием для сомнений судебными органами, присяжными заседателями в их соответствии действительности. Выбор вида каждого следственного действия должен определяться установленными законом целями.

Определение недопустимости доказательств

Понятие недопустимость доказательств в уголовном процессе определяется, как неправомерные данные, добытые с нарушением всех действующих законов РФ в процессе расследования. Порядок признания доказательств недопустимыми в уголовном процессе четко известен следователю и прокурору. Именно они имеют право по своей собственной инициативе признать доказательство недопустимым. Это же может сделать и судья по ходатайству одой из сторон, если на то будут основания.

Законодатель не описывает, какие именно доказательства могут быть недостоверными, но дает характеристику видам сведений, которые можно расценивать как недопустимые. Согласно ст. 75 УПК РФ, к недопустимым относят такие доказательства:

  • свидетельства участников процесса, которые базируются на слухах, догадках, и неаргументированных фактах. Также не принимаются во внимание свидетельства, источник которых свидетель не может сообщить;
  • доказательства добыты лицом, неправомочным заниматься подобным делом. То есть информацию нашел и приобщил к делу человек, не имеющий отношения к правоохранительным органам или же следователь, который был отстранен от участия в производстве;
  • не принимаются во внимание показания, которые свидетель или обвиняемый давал в начале досудебного расследования, то есть находился без законного защитника, а также показания, которые на заседании суда он не подтверждает;
  • сведения, которые были добыты неправомерным путем, то есть с помощью шантажа, угроз, психического воздействия или под давлением. Доказательства, собранные подглядыванием или подслушиванием, тоже не могут быть приобщены к делу;
  • информация, полученная в процессе допроса несовершеннолетних, недееспособных и других личностей, которые не могут выступать в качестве источников информации, согласно УКРФ;
  • другие формы доказательств, которые были собраны или приобщены к делу с явным нарушением норм УПК.

Согласно нормам ст. 75 УПК, даже экспертизы и исследования специалиста не принимаются во внимание, если они были сделаны до возбуждения уголовного процесса, но имеют важность для дела. Необходимо отметить, что само по себе доказательство приобретает юридическую силу, только после того, как оно будет правильно зафиксировано и приобщено к материалам дела. Признание доказательства недопустимым в уголовном процессе может состояться, даже если оно было получено без каких-либо нарушений, но не отвечает требованиям относимости и достоверности.

Факт: описанные выше правила распространяются не на все доказательства, а только на сведения, уличающие лицо в совершении преступления. То есть согласно 75 статье УПК РФ, недопустимость затрагивает только доказательства стороны обвинения. Улики стороны защиты будут считаться допустимыми, даже если те добыты с нарушением установленных правил и не отвечают проверке на допустимость и относимость. Действует так называемая «асимметрия» доказательной базы.

Недопустимые доказательства УПК внедрили для того чтобы работники следственных органов выполняли свою работу в соответствии с законодательством. То есть, чтобы они устанавливали справедливость, не выбивая «правду» из подозреваемых для того чтобы поскорее закрыть дело, или не уличая в преступлении невиновных, которые не могут отстоять свои права в полной мере, а привлекая к ответственности действительно людей, совершивших нарушение закона.

Источники, которые могут быть признаны ненадежными

Известно, что доказательства могут быть вещественными и личными, то есть, полученными в процессе языкового изложения информации. Для того чтобы правоохранительные органы могли четко отграничивать наговоры и слухи, каждый факт должен быть проверен на достоверность.

Считаются ненадежными сведения, которые получены от самого обвиняемого, так как тот может намеренно запутывать следствие, чтобы затянуть вынесение приговора и привлечение к ответственности. Ненадежными будут доказательства, полученные от близких родственников потерпевшего или обвиняемого. Дело в том, что близкие друзья, товарищи или родственник могут говорить, что угодно, чтоб отбелить репутацию своего знакомого. Недопустимый тип доказательств может быть получен также от лиц, не отвечающих за свои действия и слова ввиду психического расстройства или других физических отклонений организма, которые мешают человеку трезво оценивать ситуацию и размышлять.

Статья 75 УПК говорит о том, что недопустимо использовать материалы, которые исходят из неподверженных источников информации, то есть информация имеется, а кто говорил и при каких обстоятельствах, не известно. Не принимается во внимание также доказательство, исходящее от лица, которое не хочет указать своего информатора. Информация, полученная в процессе допроса лиц, не предупрежденных о праве не свидетельствовать против своих близких, тоже в судопроизводстве может быть признана недопустимой.

Отдельно хотелось бы отметить процесс приобщения доказательств, полученных от экспертов. В уголовный процесс нередко привлекают специалистов конкретной отрасли для получения неких разъяснений или оценочных суждений по вопросам. Доказать вину субъекта невозможно, порой даже при наличии экспертизы, уличающей его в преступлении.
Судья может признать заключение эксперта недопустимым доказательством, если:

  • тот некомпетентен в этом вопросе или имеет низкий уровень квалификации;
  • приобщил свое мнение в процедуру исследования и описания результатов;
  • ранее участвовал в деле, как консультант и имеет свой интерес в исходе дела.

По ходатайству одной из сторон эксперт может быть отстранен от проведения экспертизы или исследования, если судья расцените его обоснованным.

Порядок признания улик и доказательств недопустимыми четкий для всех. Даже если доказательства отображают важную для следствия информацию или подтверждают вину конкретного субъекта, в суде рассматриваться они не будут до тех пор, пока не примут процессуальный вид. Даже документы, которые заверены нотариально, то есть имеют уже по факту юридическую силу, не будут рассматриваться как доказательство, если они не зафиксированы в материалах дела.

Порядок исключения улик из дела

Перед тем как дело переходит от следователя в суд, необходимо составить обвинительное заключение. Этот документ является самым важным, ведь именно по описанным там фактам человека привлекают к ответственности. Достаточно часто следователь допускает ошибки при составлении заключения, и его согласно законодательству, нельзя допускать для рассмотрения в судебном порядке.
Оспорить заключение можно, если:

  • факты в его содержании заменены выводами следователя, но при этом подобные выводы ничем не аргументируются, и не подтверждаются;
  • имеет место искажение информации, полученной от свидетелей, потерпевшего или других участников процесса, путем внедрения новых фактов и обстоятельств по делу;
  • в заключении есть цитаты, которые носят исключительно обвинительный уклон. Пока вина человека недосказана в суде, действует презумпция невиновности, и обвинять в чем-то безосновательно – грубое нарушение;
  • считается нарушением отсутствие в заключении доводов в пользу обвиняемого;
  • в заключении перечень доказательств представлен без описания. Каждая даже самая маленькая улика, должна иметь процессуальный статус и быть четко описана, ее приобщение к делу должно быть аргументировано.

Если заключение составлено с ошибками, его необходимо оспорить, составив соответствующее заявление на имя прокурора или судьи. Все данные должны быть проверены адвокатом, только так вы сможете себя защитить от недостоверных и необоснованных обвинений.

Чтобы исключить другую улику из материалов дела, которую сторона читает недопустимой, необходимо также составлять ходатайство об исключении доказательства. В своем обращении на имя судьи необходимо указать основание для признания улики неправомочной. Суд удовлетворяет или отклоняет ходатайство, чаще все же факты исключаются из дела. Регулирует это процессуальное действие ст. 235 УПК РФ. Иногда судья для принятия решения по ходатайству, может вызвать свидетеля, который имеет прямое отношение к недопустимой улике. Если сторона-оппонент не против исключения улики из материалов дела, то ее во внимание больше не принимают. В случае, если сторона защиты настаивает на удалении улики, то прокурор, как главный обвинитель, будет настаивать на обратном. Если другой фигурант заседания против удаления или за ее удаление из материалов дела, то свою позицию он должен отстаивать самостоятельно.

В случае, если дело рассматривается в суде присяжными, никто их участников рассмотрения ходатайства об удалении улики, не должен распространять информацию о том, какая именно улика была признана недопустимой, иначе это повлечет за собой неправомерные последствия.

Существуют в судебной практике прецеденты, когда доказательства, добытые незаконным путем, признавались допустимыми, так как сторона защиты подавала соответствующе прошение. К большому сожалению, все же больше случаев в судопроизводстве, когда доказательства недопустимые таковыми не признаются и на них базируется приговор. Конечно, это не правильно, и нарушает все установленные нормы законодательства, но для этого и существует возможность подавать апелляцию на решения суда, который принял во внимания недостоверные факты и сведения.

Понятие доказательства в уголовном процессе

Поэтому прежде чем предъявить доказательства председательствующему, стороны обвинения и защиты обязаны удостовериться, что факты добыты законными способами, и подтвердить это документально. Доказательства – это данные, предметы, документы, с помощью которых органы дознания устанавливают,было ли совершено или нет противоправное деяние. С помощью этих данных следователи, прокурор и председательствующий определяют вину подозреваемого, а впоследствии обвиняемого и подсудимого.

Роль таких данных важна, без них невозможно расследование уголовного дела.Основываясь на них, стороны доказывают или опровергают вину подсудимого. Поэтому важно относиться к собранным данным серьезно и добывать законным способом. Не должно быть никаких нарушений действующего законодательства при сборефактов, предметов и документов, необходимых для установления истины.

Данные делятся на два вида:

  • допустимые;
  • недопустимые.

Такую классификацию предлагает Уголовно-процессуальное законодательство, беря за основу принцип законности в уголовном процессе. Согласно этому принципу органы дознания, следователи, прокуроры, судьи,и другие должностные лица должны строго следовать нормам, закрепленным в Конституции РФ и УПК РФ, не нарушая их.

Определение недопустимых доказательств

Недопустимые доказательства – это данные, которые нельзя использовать ввиду их неправомерности. То есть, предметы, документы, данные и показания, добытые с нарушением действующих федеральных законов.

К таким фактам относятся:

  • документы;
  • предметы;
  • показания;
  • результаты обысков;
  • результаты очных ставок;
  • аудио- и видеозаписи;
  • другое.

Законодательство растолковывает, какие еще данные не принимаютсяпредседательствующим. К ним будут относиться факты, добытые с нарушением процессуальных норм, неправильно документированы илисобраны следователем, который не участвует в расследовании дела. Если экспертиза сделана до возбуждения уголовного дела, то результаты председательствующими не принимаются.

Ч. 1 ст. 75 УПК РФ говорит, что недопустимые доказательства юридической силы не имеют и не могут быть приняты ни в пользу стороны обвинения, ни в пользу стороны защиты.

Из материалов дела изымаются документы, в частности,протоколы, составленные во время проведения следственных действий.

Причинаизъятия – намеренная замена одного документа другим:

  • замена протокола добровольной выдачи актом о выемке;
  • замена протокола обыска протоколом изъятия;
  • протокол о проверке показаний на месте заменен актами об осмотре с участием свидетелей и других сторон судопроизводства или с результатами следственного эксперимента.

Если такие действия совершены, то следователь и его команда отвечают по строгости закона.

Виды недопустимых доказательств

Законодательство не дает закрытого списка ничтожных данных, поэтому чтобы разобраться, что относится к ничтожным фактам, а что нет, нужно знать их виды.

К таковым относятся:

  • улики, добытые незаконным путем или с применением силы, служебного положения;
  • показания обвиняемого, собранные в ходе следствия в момент отсутствия защитника, в том числе если подозреваемый отказался от защитника;
  • показания обвиняемого, которые он не подтвердил в процессе разбирательства;
  • показания, собранные от потерпевшей стороны, свидетелей и других участников судопроизводства, опирающиеся на догадки или слухи, не имеющие никакого подтверждения или полученные из источника, который не может быть назван;
  • ряд других фактов, добытых путем нарушения кодекса.

Любая улика признается недопустимой, если она добыта незаконным путем. Но нужно различать, какие данные нельзя применить ввиду их неправомерности, а какие можно, даже если они получены путем нарушения законов.

Если в разбирательстве участвует малолетний свидетель, допрошенный без присутствия педагога, то его показания председательствующий не рассмотрит. Здесь не нарушен закон, но во время допроса свидетеля на него могло оказываться психологическое давление. А также если этого свидетеля не оповестили о его правах согласно Конституции и не объяснили важность дачи правдивых показаний, или разъяснение прав очевидцу было искажено, то такие показания считаются ничтожными.

Данные не могут быть использованы председательствующим, если онисобраны:

  • с применением психологического воздействия на опрашиваемую сторону;
  • путем применения силы и угрозы физической расправы над опрашиваемым и/или его близкими;
  • способами, не позволяющими опрашиваемому адекватно и трезво оценивать происходящее и контролировать свои действия;
  • путем введения в заблуждение стороны относительно ее конституционных прав при даче показаний.

Должностное лицо не вправе применять способы, ущемляющие свободу и права личности, и наносящие вред ее психическому и/или физическому здоровью при сборе нужных ему сведений

Критерии признания исследуемых доказательств недопустимыми в уголовном процессе

Чтобы признать показание неправомочным, нужны факты, подтверждающие это. Такими доказательствами являются документы, регистрирующие начало проведения оперативных действий до возбуждения уголовного дела.

Улика признается ничтожной, если:

  • она получена субъектом, неправомочнымзаниматься сбором фактов и нарушившим законы о подсудности и подследственности. То есть, действия субъекта не подкреплены и разрешены документально. Разрешение на проведение оперативных действий предоставляет следователь и/ или прокурор;
  • она добыта из источника, который не называется или не указан в УПК;
  • для получения данных оперативная деятельность проведена с нарушением законодательных норм;
  • для сборафактовне проведены следственные действия.

Если проведена экспертиза предмета одежды предполагаемого виновника происшествия, хотя разрешающих документовна это нет, то ее результаты признаются ничтожными. Законодатель четко говорит об этом в федеральных законах.

Задача следователя на этапе сбора сведений и данных – следить за тем, чтобы все действия его и его команды проводились, не нарушая законодательство. В противном случае все, что будет получено, не примет суд.

Лица, имеющие право собирать данные

Законодательство установило закрытый список лиц, имеющих право получать данные для расследуемого дела.

К этим лицам относятся:

  • дознаватель;
  • следователь;
  • прокурор;
  • защитник;
  • суд.

Остальные лица, согласно законодательству, признаются ненадлежащими субъектами и не имеют право заниматься поиском данных. В противном случае полученные сведения не приобщаются к делу и в суде не предоставляются.

В судебной практике зафиксированы прецеденты, когда неправомочное лицо собирало улики. Такие данные председательствующий отверг, как полученные незаконным путем. Если они получены от любой стороны должностным лицом с использованием своего положения и с применением угроз лично допрашиваемой стороне или ее родным и близким, то такие данные тоже считаются ничтожными.

Лица, которые злоупотребляют положением во время следствия, подлежат наказанию, согласно Уголовному кодексу.

Источники, относящиеся к ненадлежащим

Данные в ходе расследования собираются из разных источников, которыми выступает:

  • лицо, в отношении которого возбуждается уголовное дело;
  • лицо, чьи права нарушены или нанесен вред здоровью или имуществу;
  • лицо, выступающее свидетелем по расследуемому делу.

Априори эти источники являются достоверными, если не доказано иное. В процессе следствия может выясниться, что сведения, полученные от источника, невозможно использовать в дальнейшем расследовании, так как источник признан ненадлежащим.

К таким источникам относятся:

  • лица, не отвечающие за свои слова и действия ввиду психического расстройства или физических особенностей организма;
  • лицо, которое отказывается называть своего информатора;
  • сведения, полученные от несовершеннолетних и малолетних свидетелей при отсутствии педагога или законного представителя;
  • допрашиваемый, не предупрежденный об отказе от дачи показаний против родных и близких;
  • лицо, изначально проходившее по делу как подозреваемый, а позже допрошенный как свидетель;
  • гражданин, личность которого не проверена.

Даже если эти источники содержат важную информацию, помогающую раскрыть дело, их сведения в суде не обладают юридической силой. Законодатель относит к ненадлежащим источникам заверенные нотариусом документы, но не зафиксированные в протоколе следствия.

Сторонам обвинения и защиты не стоит опираться на сведения, полученные от указанных выше лиц. Защита или обвинение, опирающиеся на эти факты, не примутся судом.

Результаты, полученные в ходе его исследований, председательствующий может не принять, если эксперт:

  • некомпетентен в исследуемом вопросе;
  • присовокупил своё мнение к результатам;
  • эксперту не озвучено, что наступает ответственность за составление ложного акта;
  • участвовал в деле на ранних этапах как консультант и у него свой интерес в исходе дела.

Даже если мнение эксперта решающее в суде, но оно составлено с нарушением установленных правил, то это мнение отклоняется и рассмотрению не подлежит.

Ошибки при составлении обвинительного заключения

Перед тем как передать дело в суд, составляется обвинительное заключение. Это документ, содержащий в себе обвинительный вывод и обоснования направления дела в суд. Он составляется следователем, а прокурор утверждает заключение.Зафиксированы прецеденты некорректного оформления заключения. Это дает возможность оспорить его в суде.

Заявление составлено некорректно, если:

  • факты заменены выводами следователя с использованием стандартных фраз (знал, по заранее составленному плану и т.д), но при этом выводы ничем не подтверждаются;
  • искажение полученных от свидетелей и других участников предварительного следствия сведений путем внесения новых фактов, о которых не рассказывалось;
  • приведение цитат из показаний, носящих исключительно обвинительный уклон;
  • отсутствие доводов в пользу обвиняемого;
  • приложение перечня доказательств без описания.

Если найдена хотя бы одна ошибка в заключении, сторона защиты вправе требовать от председательствующего пересмотреть заключение.

В обязательном порядке адвокат знакомится с приложенными к делу документами и проверяет правомерность.

Источники

  • https://BusinessMan.ru/nedopustimyie-dokazatelstva-v-ugolovnom-protsesse-osnovnyie-priznaki-i-vidyi.html
  • https://pravorub.ru/cases/72547.html
  • https://isfic.info/urpro/ugcou41.htm
  • https://yr-expert.com/nedopustimye-dokazatelstva-v-ugolovnom-proczesse/
  • https://yurister.ru/ugolovno-protsessualnyy-kodeks/nedopustimye-dokazatelstva-v-ugolovnom-protsesse.html
  • https://ugolovnoe.com/pravo/protsess/nedopustimye-dokazatelstva
[свернуть]
Решите свою юридическую проблему сегодня, не выходя из дома!
300 рублей бесплатно

Напишите свой вопрос - в течении 5 минут наш эксперт перезвонит и бесплатно проконсультирует

 

Заполните форму с контактными данными и получите бесплатную консультацию в течении 5 минут

 
 
Спасибо!
Ваша заявка принята

Юрист позвонит в течение 5 минут

 
Анонимно
Информация о вас не будет разглашена
Быстро
Через 5 минут с вами свяжется наш консультант