Бесплатная горячая линия

Сексуальные издевательства в женских тюрьмах России: виды пыток и насилия, как живут в колониях, какие порядки, как проходит досмотр, как вести себя первый раз?

Содержание

Количество

В России располагаются 35 колоний для женщин. В них отбывают наказание 60 тысяч заключенных лиц.

Это примерно пять процентов от общего числа осужденных по всей стране.

Список колоний весьма невелик и находятся они не в каждом регионе. Поэтому многим людям приходится отбывать наказание в другом городе или регионе, то есть вдали от родного дома.

Список и место их нахождения

Исправительные колонии расположены в разных регионах РФ. Каждая из них имеет свои особенности.

Существуют такие, которые включают женские зоны с домом ребенка.

К ним относят следующие исправительные учреждения:

  • Нижнего Новгорода;
  • Самары;
  • Московской области;
  • Кемеровской области;
  • Владимирской области;
  • Краснодарского и Хабаровского края;
  • Мордовии;
  • Челябинска;
  • Свердловской области.

Для несовершеннолетних

Исправительные колонии для лиц, которые не достигли совершеннолетия, в России существуют.

В них отбывают наказание около 21 тысячи малолетних девушек.

Полторы тысячи девушек помещены в воспитательные колонии. Одна из таких колоний располагается в Брянске на улице Комарова 30

Колонии строгого режима

Для содержания опасных рецидивистов предусмотрены зоны строгого режима. Они расположены в Пермской области по адресу г. Березники просп. Ленина 81. Вторая колония строгого режима расположена в Орловской области в пос. Шахово.

Зоны пожизненного заключения

В соответствии со статьей 57 Уголовного кодекса РФ женщина не может быть приговорена к тюремному заключению на пожизненный срок.

Это означает, что женских тюрем с пожизненным заключением в России нет.

Однако те женщины, которые получили 25 лет лишения свободы за одно преступление или 30 за совокупность нескольких, живут тяжело. Поскольку им недоступны прогулки, а отбывают наказание они в тюрьмах, расположенных в тайге.

Защищайте личное пространство

Это надо сделать в первую очередь. Причем как в физическом, так и в психологическом плане. Как любые сообщества, женщины сбиваются в группки или стаи – по двое или по несколько человек. Так легче жить в колонии. Но делать этого сразу по приезде туда ни в коем случае не следует, хотя соблазн будет велик. Желающие дружить, семейничать (жить совместным хозяйством) найдутся сразу, особенно если вы «греетесь» – то есть получаете посылки с воли. Как только с карантина вас определят в один из отрядов, будьте готовы к тому, что к вам немедленно начнут подкатывать разнообразные персонажи с предложениями попить чайку и посплетничать. Сразу расставьте все точки над соответствующими буквами: твердо отказывайтесь, стараясь никого не обидеть.

«Сразу скажите, что предпочитаете одиночество. Не чурайтесь общения, но четко определите границы: как с вами можно, а как нельзя.»

Вот поучительная история. Девочка с карантина (это в колонии имя нарицательное, означает «лох, которого можно развести», а на самом деле – просто новенькая) попала в лапы прожженной аферистке. Бабуля не работала, поэтому начала ей как бы помогать: стирать, готовить. И незаметно перешла на полное иждивение простушки: ела ее еду, курила ее сигареты, разговаривала со своей родней с ее телефонной карточки. Будучи еще и хорошим психологом, она манипулировала своей жертвой, умело пресекая все попытки прекратить отношения. Поэтому сразу четко определите свои границы. Заранее предупредите всех, что не надо вас беспокоить, когда вы читаете или занимаетесь чем-то. Или, например, о том, что не надо вас путать с табачным ларьком. Только начните раздавать сигареты направо и налево, скоро сами окажетесь на мели, а ответ «у меня нету» спровоцирует обвинения в жадности. Мол, как это так? Всегда давала, а сейчас нету? Зажала, значит

«Отучайте от распространенной в тех местах привычки без спроса садиться к вам на кровать.»

Также пресекайте злословие в чужой адрес – скажите, что вам это неинтересно, иначе обязательно окажетесь в эпицентре очередной бессмысленной разборки. Не бойтесь постоянно обозначать свое личное пространство. Пару раз получив жесткий отпор при посягательстве на вашу территорию, стая в конце концов отстанет. И начнет уважать, поверьте.

Не скрывайте за маской истинное лицо, не врите

В обычной жизни многие люди так или иначе примеряют на себя разные маски, не то чтобы скрывая свое истинное лицо, просто «чтобы соответствовать». Так вот, зона – худшее место для маскарада. Колония – это замкнутое женское сообщество, пребывающее в фоновой стрессовой ситуации, в условиях постоянного принуждения. Жизнь по строгому распорядку, необходимость круглосуточно соблюдать правила, отсутствие рядом близких людей, равно как и возможности уединения, негативно сказывается на психике находящихся в заключении женщин. Носить «маску» здесь просто невозможно, во всяком случае, долго. Те, кто пытаются это делать, впоследствии непременно поплатятся, заработав на весь срок репутацию лицемерки, лгуньи и став объектом порицания. Здесь не скроешься от пристального внимания, и все недостатки – как на ладони. Поэтому не нужно пытаться строить из себя кого-то – даже если хочется переписать свое прошлое, чтобы самой в него поверить. Правда рано или поздно выплывет, как бревно, и огреет по голове так, что мало не покажется.

Нельзя давать слабины

Слезы и жалобы на жизнь – под запретом. Тюрьма не любит слабых. А ведь женщинам свойственно иметь жилетку, в которую можно поплакаться… Зачастую срабатывает стереотип, приобретенный в общении с мужчинами: стоит заплакать и получишь желаемое. Однако на зоне все наоборот.

«Нытиков не любят, что вполне объяснимо: у всех свои проблемы, всем тяжело, и ваши переживания всем глубоко безразличны. Плакать по пустякам считается неприличным.»

Но если случится что-то серьезное и потребуется помощь, вам обязательно помогут. Поддержат, подставят плечо. Даже деньги найдут, если надо. Была у нас одна женщина из Узбекистана, русская. Документов у нее по каким-то причинам не было, родственников тоже. Когда она серьезно заболела и понадобились дорогие лекарства, которых не было в санчасти, средства собирали всей колонией. А когда пришло время освобождаться, ей не только нашли одежду, но и помогли с жильем на воле. Потому что она никогда ни на что не жаловалась и ничего ни у кого не просила. Но встречаются и такие персонажи, которые закатывают истерики из-за того, что родственники положили в посылку не тот сорт колбасы. Выглядит противно и смешно, от таких отворачиваются все.

Демонстрируйте силу. Я беру, потому что я могу

Речь идет, конечно, о моральной силе. Физическое превосходство в современной женской колонии не играет роли. И женщины, которые им реально обладают, буквально наперечет. Как правило, это бывшие спортсменки. Но шансы продемонстрировать силу у них бывают не так часто. Обычно когда требуется передвинуть какой-нибудь шкаф или нужны руки на стройке. Потому что драк там практически не случается. И дерутся как раз те, кто не умеет по-другому решать свои вопросы, то есть слабаки. Гораздо важнее сила духа. Ее очень хорошо чувствует стая. Сравнение со стаей, конечно, не очень лестное, но я говорю тут только о главных отличительных ее чертах: слабых подавляют, сильных уважают или боятся. А сила как раз и состоит в том, чтобы отстоять свое личное пространство, быть собой, не опускаться до мелочных разборок, сплетен и нытья.

Забудьте о формальной вежливости

Имеется в виду обычное понимание вежливости, «вольное». В колонии она означает мягкотелость и слабость. Гораздо лучше в сердцах послать на три буквы и сильно повысить голос, чем постоянно говорить «извините», «спасибо», «пожалуйста». Это не означает, что не надо быть вежливым. С вашей стороны это должно быть, скорее действием, чем речевыми оборотами. Например, не подходите к людям, которые разговаривают о чем-то своем. Ведь в колонии нет возможности уединиться, но это не значит, что можно соваться ко всем подряд в любое время. Вежливость – это когда ты помогаешь донести тяжелые сумки старшей по возрасту. Когда молча и без лишних слов уступаешь свою очередь – в душ, на чайник, на стол – тем, кому это по очевидным причинам нужно. И тогда, к примеру, если вам захочется посмотреть какой-нибудь фильм, которые не очень хотят остальные, вам легко предоставят такую возможность.

За что сидят женщины?

Проведенные исследования убедительно доказывают тот факт, что представительницы прекрасного пола идут на преступления, которые по своему характеру все больше и больше приближаются к «мужским». В последние десятилетия наблюдается и рост хулиганств, в которых приняли участие представительницы прекрасного пола.

Также женщин лишают свободы за мошенничество, кражи из магазинов, взломы, продажу и транспортировку наркотиков, скупку и реализацию краденого, угон автомобилей, подделку документов.

Растет в стране и число молодежных банд, членами которых являются совсем юные создания в возрасте от 15 до 19 лет. Такие преступницы в юбках отличаются особой жестокостью, убивая своих жертв без всякого повода. У многих из этих девочек есть проблемы с наркотиками, на употребление которых нужны большие деньги.

Стоит сказать, что тех, кто отбывает наказание, могло бы быть в два раза больше. Однако женские зоны, как и мужские, регулярно высвобождаются благодаря амнистиям. Снижает количество отбывающих наказание и довольно мягкое законодательство. Однако проблема общества не становится от этого менее актуальной. Ведь тридцать процентов осужденных, которых отправляют в женские зоны, лишены свободы за особо тяжкие преступления. Как правило, совершаются они на бытовой почве, когда спор перерастает в драку с кровавыми последствиями. Преступления остальной массы женщин — кражи и распространение наркотиков. И только незначительный процент осужденных — это дамы, совершившие экономические преступления.

Исправительные учреждения для слабой половины человечества

Где находятся женские зоны в России? Они разбросаны по регионам страны. Причем каждая из колоний имеет свои особенности. Например, есть женские зоны, в которых обустроены дома ребенка. Это следующие исправительные учреждения:

  • Кемеровской;
  • Московской;
  • Свердловской;
  • Владимирской областей;
  • Хабаровского и Краснодарского краев;
  • Нижнего Новгорода;
  • Самары;
  • Челябинска;
  • Мордовии.

Есть женские зоны, в которых отбывают свое наказание несовершеннолетние. Это 21 тысяча девушек. Почти полторы тысячи из них помещены в воспитательные колонии. Одно из таких исправительных учреждений находится в Брянске (ул. Комарова, 30).

Для опасных рецидивистов также предусмотрены женские зоны России. Где они расположены? Одна из таких колоний находится в Пермской области (г. Березники, просп. Ленина, 81), а вторая — в Орловской (пос. Шахово).

Практически двадцать тысяч женщин содержатся в СИЗО. Специально для дам следственные изоляторы открыли в Москве (ул. Шоссейная, 82), Санкт-Петербурге (ул. Арсенальная, 11) и Екатеринбурге. Как же содержатся преступницы в других регионах? Существует зона для женщин в тюрьме. Такие СИЗО относятся к смешанному типу.

Есть на территории нашей страны и женская зона для иностранных преступниц. Находится она на территории Мордовии. В этом исправительном учреждении отбывают срок наказания 12 тысяч иностранных граждан, 500 из которых — жительницы дальнего зарубежья.

Что касается СИЗО, то они располагаются в городах. Чаще всего в центре населенного пункта. Это объясняется тем, что большая часть следственных изоляторов была построена до 1917 г. в царской России. А в те времена тюрьмы и остроги являлись важнейшими городскими государственными службами.

Что касается ИУ, то женские зоны по регионам России возводились, как правило, в сталинские времена. До начала 60-х годов их называли лагерями. Сооружали такие учреждения подальше от главных дорог. Именно поэтому и на сегодняшний день добраться до многих из них на общественном транспорте весьма сложно.

Виды ИУ

Какой может быть женская зона? Прежде всего стоит сказать, что ИУ относятся к уголовно-исправительной системе Минюста РФ. С помощью колоний исполняются наказания, которые выражены лишением свободы либо на определенный срок, либо пожизненно. В ИУ содержатся и приговоренные к смертной казни.

Зона для женщин может быть исправительной или воспитательной колонией, тюрьмой, а также лечебным исправительным учреждением.

Виды ИУ по режимам

Как правило, русская женская зона – это исправительная колония. В ней содержатся лица, которые уже достигли восемнадцатилетнего возраста. Уголовно-исправительная система России включает в себя четыре вида колоний. Их отличие состоит в существующих режимах. Среди них колонии:

  • поселения;
  • общего режима;
  • строгого режима;
  • особого режима.

Однако не все из данных исправительных учреждений предназначены для дам. Какой режим на женской зоне? Для отбывания своего наказания преступницы направляются только в колонии-поселения, где они могут проживать на общей территории с мужчинами, а также в ИУ общего режима. В последних учреждениях осужденных разделяют по половому признаку. Существует ли женская зона, строгий режим или особый в которой применяется для осужденных? Подобных исправительных учреждений для преступниц нет.

Направление осужденных судом

В какой колонии будет отбывать свое наказание преступник или преступница? Это решает суд. Так, исправительные учреждения общего режима предназначены для женщин, которые совершили тяжкие и особо тяжкие преступления при любом рецидиве. Кроме того, суд при рассмотрении дела внимательно изучает личность виновной. И с учетом обстоятельств совершенного преступления может быть принято решение о направлении в исправительную колонию женщины, совершившей незаконный проступок по неосторожности. Здесь же могут отбывать свой срок наказания и те преступницы, которые должны понести наказание за неумышленное уголовное правонарушение, а также за деяние средней и небольшой тяжести. При этом преступления должны быть совершены впервые.

Женская тюрьма (зона) для несовершеннолетних – это воспитательные колонии, имеющие однотипный общий режим. В этих учреждениях установлены облегченные и обычные, а также строгие и льготные условия отбывания срока. Несовершеннолетние преступницы имеют одну-единственную привилегию. При добросовестном исполнении трудовых обязанностей и отсутствии взысканий, которые должны быть подтверждены в течение первых трех месяцев заключения, администрация может перевести их на обычный режим пребывания.

Преступницы могут быть направлены судом и в колонии-поселения, а также в лечебные учреждения системы правоохранительных органов. На территории данных ИУ отсутствует дифференцирование по половому признаку. Здесь мужчины и женщины проживают в зданиях, расположенных на одной территории. При этом для них предусмотрены раздельные помещения.

Женская тюрьма (зона) — это место, где могут отбывать наказание преступницы, имеющие малолетних детей (до 3 лет). Таких мам суд направляет в колонии, при которых открыт дом ребенка. В такие учреждения попадают не только женщины с детьми, но и беременные.

Внутреннее распределение

Непосредственно в исправительном учреждении осужденных женщин расселяет администрация. Так, преступницы, впервые отбывающие свои сроки наказания, содержатся отдельно от тех, кто уже попадал в колонию ранее. Изолированно от других содержат и женщин, получивших свой срок за опасные и особо опасные уголовные правонарушения.

Администрация ИУ размещает эти категории осужденных на отдельных участках. Однако выполнение таких условий становится не всегда возможным из-за нехватки жилья, а также отсутствия необходимой организационной и материально-технической базы.

Условия содержания

Женская зона (фото смотрите ниже) предусматривает создание обычных, облегченных и строгих условий для осужденных. В 2003 году в Федеральный закон, касающийся этих ИУ, были внесены некоторые поправки. Они коснулись тех дам, которые отбывают свой срок в облегченных условиях. Так, с 2003 г. таким женщинам разрешено проживать вне территории колонии совместно с семьей, если до окончания срока наказания осталось шесть месяцев.

В целом же условия содержания в ИК общего режима закон не регламентирует по половому признаку. Женщинам предоставляются только незначительные привилегии в виде увеличения норм жилой площади (3,5 кв. метра вместо 2).

Кроме того, осужденные беременные и те, кто достиг возраста 55 лет, могут быть привлечены к безвозмездным работам только при их согласии. Данным категориям осужденных, а также несовершеннолетним на лицевой счет должно зачисляться не менее пятидесяти процентов заработка.

По правилам содержания ИУ, женщины могут:

  • пользоваться косметическими средствами;
  • приобретать в магазине на территории учреждения необходимые вещи, одежду и т. д.

Кроме того, в исправительной колонии для осужденных женщин работают парикмахер и фотограф. Оплачивать их услуги дамы должны собственными денежными средствами.

«Кроме работы занять себя нечем»

Какие-то необходимые вещи можно купить на деньги, заработанные на производстве. Мне повезло оказаться в колонии, где можно работать: я попала в швейный цех. Для многих это большое подспорье. В колониях, где работы нет (а такие существуют), сложнее. Не только потому, что невозможно заработать хотя бы на самые мелочи. Дело в том, что в тюрьме, кроме работы, нечем себя занять. У нас это очень ощущалось в выходные дни. Я в свободное время обычно читала, если была такая возможность, но мало кто из заключённых любил читать.

Другое доступное развлечение — телевизор. Он находился в отдельной комнате, и, конечно, там нельзя было проводить весь день. Кроме того, никто не мог сам решать, что смотреть, ведь телевизор был один на десятки женщин. А больше вариантов особо и не было. Помню, в выходные в колонии было особенно много склок, доходило до драки.

В женских колониях нет такой жёсткой системы «понятий», как в мужских. Там нет явного разделения на блатных и обычных заключённых. Хотя тоже есть так называемые кратки — рецидивистки. Они пытаются использовать блатной жаргон, вести себя соответствующе. Сейчас, насколько я знаю, таких заключённых держат в отдельных колониях, что, по моему мнению, правильно.

Работали мы в нашем цеху с 8:00 до 16:00. Подъём в 6:00, отбой в 22:00. Часто нас отправляли на переработки, добровольно-принудительные. Они длились четыре часа, реже — восемь часов. Работа конвейерная: все вместе шьём, например, форменные военные брюки или куртку. Одна пришивает карман, вторая — воротник, третья молнию. Особенность такой работы в том, что если одна заключённая медлит, если у неё не получается, то она задерживает весь цех. А у цеха есть дневной план по объёму продукции, и его надо выполнить. Получается такая круговая порука, и тем, кто не умеет шить, приходится тяжело. Я, слава богу, шила хорошо: всё же я советский человек, а в СССР нужно было уметь это делать, чтобы было что носить. Я научилась шить ещё в школе. Поэтому на работе мне было не так сложно.

Кроме самодеятельности, в колонии можно было получить минимальное образование — например, окончить школу. Для меня это было открытием: со мной сидели женщины, у которых за плечами не было и девяти классов

Зарплата в колониях на момент моего пребывания там составляла двести рублей в месяц. На руки эти деньги не дают. У нас в колонии вели гроссбух (бухгалтерскую книгу. — Прим. ред.), где от руки записывали: «Такая-то заработала столько-то». Чисто символически. Потратить эти деньги можно было в ларьке при ИК. Там можно было купить мыло, зубную пасту, сгущёнку, тушёнку, такого рода вещи. Понятное дело, что двухсот рублей на многое не хватит.

Российские колонии называются «исправительными». Само название подразумевает возможность «исправления» — условно-досрочное освобождение. Но для этого заключённой нужно доказать, что она «исправилась». И это включает не только соблюдение, как у нас это называли, «формы, нормы и режима». Помимо того, чтобы вовремя вставать, ложиться, вовремя здороваться с каждым проходящим сотрудником и не получать от него замечаний, нужно участвовать в своеобразной художественной самодеятельности. В тюрьмах регулярно проводят какие-то конкурсы, например всякие «Мисс ИК».

В колониях к ним относятся по-разному. Конечно, когда тебе пятьдесят и надо делать то, что ты не очень-то и умеешь, это кажется как минимум странным. Но некоторые участвуют с удовольствием, для них это возможность отвлечься. Я помню у нас был конкурс в духе «Что? Где? Когда?». С учётом кругозора тех, кто находился в колонии, выглядело это немного комично. Я тоже участвовала в каких-то театральных постановках, иногда применяла организаторские способности. Я не испытывала особой радости, но приходилось заниматься и этим.

Кроме самодеятельности, в колонии можно было получить минимальное образование — например, окончить школу. Для меня это было открытием: со мной сидели женщины, у которых за плечами не было и девяти классов. Одна девочка-рома просто не умела читать и писать. В школе при колонии проходили программу в усечённом виде, но всё равно это, конечно, благо. Кроме того, при колониях существуют институты, заочные программы. При желании можно получить такое квазиобразование. Не знаю ничего о его качестве, но в любом случае хуже от этого точно не будет.

«Никакой хотя бы минимальной помощи на первое время»

Конечно, мой случай сложно назвать типичным, а меня — обычной заключённой. Я ещё до тюрьмы получила образование, работала юристом. После колонии я продолжила юридическую практику. Мне было куда и к кому вернуться. А есть те, кто возвращается и не находит своего жилья: либо его переписали на кого-то, либо пропили родственники. Иногда им оказывается физически негде жить — а ведь многие женщины возвращаются с детьми.

Даже если жильё у женщины есть, остаётся главная проблема — трудоустройство. Сейчас во всех рабочих анкетах есть вопрос о судимости: работодатели не хотят связываться с теми, кто сидел. К сожалению, государство в этом бывшим заключённым никак не помогает. Помогают благотворительные фонды, активисты, но это всегда сложно: любые программы реабилитации требуют больших денег.

Когда женщина выходит из тюрьмы, она получает около семисот пятидесяти рублей на проезд — и всё. Никакой хотя бы минимальной помощи на первое время, никаких специальных пособий. Если женщине и её ребёнку и положены какие-то государственные пособия, то их надо оформлять, а это требует времени и денег — хотя бы на ту же дорогу до того или иного ведомства. Часто у бывших заключённых проблемы с документами, пропиской, нужно собирать всевозможные справки — например, чтобы отправить ребёнка в детский сад и самой выйти на работу.

Когда я ещё была в заключении, я много думала о том, чем можно помочь людям, которые были там вместе со мной. Как решить хотя бы некоторые отдельные проблемы женских тюрем и тех, кто из них освобождается. Наверное, это было желание перевести свой негативный опыт во что-то хорошее. Самым сложным было найти единомышленников. Долгое время после выхода я чувствовала, что не готова, что рядом нет надёжного человека, с которым я хочу воплощать свои идеи. А потом мы разговорились с Валерием Баликоевым — он когда-то организовал сбор подписей за моё освобождение, хотя мы даже не были знакомы, — и оказалось, что ему в голову тоже приходили такие же мысли. После выхода из тюрьмы мы создали фонд «Протяни руку», который работает уже более четырёх лет.

Некоторые женщины сидят не один годи даже не представляют, как изменилась жизнь на воле, например законы.Они не знают, как правильно себя вестии защитить себя и своего ребёнка

В фонде мы реализуем сразу несколько программ для разных подопечных и разных случаев. Собираем дорожные комплекты для освободившихся женщин и детские комплекты для будущих мам из числа заключённых. Помогаем домам ребёнка при колониях: строим для них детские площадки, покупаем всё необходимое, привозим врачей, которые осматривают детей. Работаем с ИК по всей России: Мордовия, Хабаровский край, Кемеровская область, Ростовская, Свердловская. Делаем мы всё это на пожертвования, иногда проводим благотворительные мероприятия, вроде творческих вечеров. К нам приходили выступать Людмила Улицкая, Лев Рубинштейн, Игорь Губерман, Андрей Звягинцев, Алексей Моторов и Виктор Шендерович.

Одна из наших новых программ — «Возрождение» — создана специально для женщин, которые выходят из колонии. Для тех, кто только готовится выйти, мы проводим мастер-классы по юридической и финансовой грамотности, тренинги по психологии. Некоторые женщины сидят не один год и даже не представляют, как изменилась жизнь на воле, например законы. Они не знают, как правильно себя вести и защитить себя и своего ребёнка. Освободившимся мы помогаем справиться с самыми сложными первыми месяцами на свободе и привести свою жизнь в порядок. Если человеку оказывается совсем некуда идти, связываемся с кризисным центром и просим приютить нашу подопечную. Мы сотрудничаем с несколькими такими центрами.

Был у нас случай, когда мама с ребёнком вернулась из колонии, а комната, которая ей принадлежала, в полной негодности. Видимо, в отсутствие хозяйки там ночевали бездомные. Окон нет, дверей нет, везде грибок. Жить невозможно, а тем более с годовалым ребёнком. Мы начали срочный сбор денег, закупили стройматериалы для ремонта. Что-то она делала сама, в чём-то мы ей помогали. Бывают и такие экстренные случаи.

Другая наша подопечная вышла из тюрьмы с ребёнком, ему месяцев восемь-десять. Кажется, в Краснодарском крае это было. Мы её встретили с программой «Дорожный комплект», вручили рюкзачок со всем необходимым для мамы и малыша: памперсами, бутылочкой, игрушкой, оплаченным телефоном. Девушку звали, кажется, Олеся. Проводили Олесю на поезд, она вернулась домой — а мама не пускает её в квартиру. Кроме мамы идти было некуда. Олеся в ужасе позвонила нам: мы оказались единственными, кто мог ей помочь.

Мы купили ребёнку Олеси лекарства, дали ей денег, чтобы она могла оформить необходимые бумаги: ей нужно было сделать документы на ребёнка и встать на учёт в пенсионный фонд, чтобы получить детское пособие. Жить она осталась у соседки, доброй пожилой женщины. Потом мы начали переговоры с мамой. У них был какой-то личный конфликт, трудные отношения: Олеся всё же была не сахар. Нам пришлось выступить в роли психологов, что мы совсем не планировали делать. В результате как-то удалось договориться. Олеся пообещала хорошо себя вести, и мама сдалась. Но это случилось только после недели напряжённой борьбы. И с такими нестандартными задачами мы сталкиваемся довольно часто.

СИЗО

Все начинается с СИЗО. В следственном изоляторе надлежит находиться до того момента, пока приговор не вступит в законную силу. Для новичка — это серьезное испытание, но скорее морального толка. То, что показывают в фильмах, как новоприбывших встречают, избивая, насилуя, отбирая вещи, по большому счету, не соответствует реальности. Но однозначно есть стресс, непроходящая тревога, напряжение от неизвестности и осознания себя в новом статусе.
Камера разделена на три комнаты, двери между ними отсутствуют. В каждой из комнат стоят по 21 двухъярусных кровати, что подразумевает 42 места. В лучшем случае рядом с кроватью может находиться тумбочка, приваренная к полу, где позволено хранить допустимые личные вещи. В худшем случае, имущество складывают в пакеты. Туалет, комната для приема пищи, откидное окошко — “корма”.

Жизнь в камере

В отличие от мужчин, у женщин-заключенных нет “авторитетов”, жить по “понятиям” для них не характерно. Организация отношений в камере строится скорее по принципу “дедовщины”, т.е. кто дольше отсидел, тот имеет больше преимуществ перед новичками.
Вот, например, схема распределения спального места. Помимо двухъярусных кроватей есть четыре отдельных, стоящих особняком. Этот наиболее привилегированный “участок” называют “поляна”. Спать там может, как правило, старшая по камере и доверенные ей лица или просто “старосиды”.
Остальные места распределяются также по старшинству: новоприбывшие располагаются у прохода или около туалета, женщины со “стажем” занимают более удобные кровати, как только они освобождаются. Новенькая должна довольствоваться тем, что останется.

В основном, заключенные нацелены на сохранение своего собственного минимального комфорта. На воле этот принцип также распространен, но в стесненном пространстве это проявляется острее.

Со временем приходит понимание, что в одиночку сложнее справиться с бытовыми неудобствами, и чтобы обрести хоть какую-то поддержку, женщины объединяются в “семейки”, группки по два-три человека.

Внутри “семейки” принято делиться продуктами и предметами первой необходимости. Бывали случаи, когда женщинам приходилось консолидироваться, дабы добиться улучшения общих для всех условий содержания, вытребовать определенных поблажек. Малыми разрозненными силами такого достичь практически невозможно.
К слову, в женских тюрьмах ситуация с туберкулёзом намного лучше контролируется и заразиться им меньше вероятности, чем в мужском заключении.

Добровольно-принудительное стукачество

Оперативникам СИЗО всегда требуются “свои” люди, которые будут приносить нужные им сведения. Как правило, на роль доносчика выбирается негласный лидер, способный влиять на мнение большинства. Такому человеку не составляет труда войти в доверие к сокамернице и выведать информацию, нужную оперативнику. Уточнять не нужно, что подобный контингент в заключении не жалуют.

Особое отношение получают те, кто на сотрудничество не идет. За отказ закономерно следует наказание. Например, используется зачастую такой метод. Узнав, что несговорчивая заключённая получила долгожданную посылку, оперативник может решить, что женщину надо срочно перевести в камеру в противоположном конце этажа, не важно по какой причине.

Ей приказывают собрать свои многочисленные вещи, а также только что полученные с воли, и со всем этим тяжёлым скарбом, общим весом около 50 кг. она начинает переходить из камеры в камеру, с этажа на этаж.

Другим способом надавить на заключенную является наказание сокамерниц. Реакция многих, с учетом разного возраста и положения, бывает непредсказуема.
На сотрудничество идут в основном из-за поблажек со стороны режима, из-за необходимости в каких-либо вещах, а также из страха. Полученные от “стукачей” сведения используются в деле нужной заключённой, при этом источник информации не разглашается.
Представить подобное у мужчин не представляется возможным. У мужчин-заключённых жизнь вертится вокруг того или иного “авторитета”, благодаря чему коллектив становится сплоченным, и администрации приходится с этим считаться. “Авторитету” ничего не стоит воспользоваться тюремной почтой (“дорогой”), чтобы всколыхнуть или утихомирить все камеры.

Подобной координации в коллективе женщин нет, а значит, любая по отдельности — легкая добыча для манипуляций оперативников.

Этап

Как только приходит документ, подтверждающий, что приговор вступил в законную силу, женщину оповещают, чтобы она собирала вещи. Куда ее направляют, как долго ехать, что с собой брать, никто не говорит. Начинается новый, мучительный своей неопределенностью, период.
С вещами женщина отправляется в “сборку”, место, где собираются для отправления заключенные, каждый по своему направлению. Подъезжает автозак, который отвозит их на вокзал. Там женщин пересаживают в “столыпинский” вагон. Вагон цепляют к поезду, и в путь.
На протяжении всего пути несколько раз в день проходит перекличка, женщин постоянно обыскивают на предмет запрещенных вещей, им неоднократно приходится раздеваться и снова одеваться, вытряхивать содержимое сумок, которые тут же срочно нужно собрать.

Зона. Коблы и Ковырялки.

Новоприбывших на зоне встречают медосмотром, выдают одежду, в которой надлежит ходить весь срок. Теперь женщина по требованию обязана называть свою фамилию, имя, отчество, год рождения, статью и срок отбывания наказания.

До 2003 года на зоне женщины лишь частично придерживались “понятий”. Стукачей не любили и всячески их наказывали, сотрудничать с администрацией было зазорным. После 2003 года ситуация изменилась. К администрации стали обращаться не столько с жалобами по-существу, но и с обыкновенным доносами, тем самым заслуживая себе поощрения.
Стукачи стали находиться под защитой сотрудников колонии, для них оказались допустимы и мелкие нарушения, на которые верхушка просто закрывала глаза.

Как и в СИЗО, в тюрьме живут “семейками”, так легче организовать быт, да и тесное общение скрашивает серую жизнь заключенного. Последствия такой привычной, почти семейной, коммуникации заметно ощутимы, когда кого-то из “семейки” выпускают на волю. Оставшемуся трудно все начинать сначала.
“Семейки” не всегда подразумевают любовную связь, но бывают и такие случаи. Среди женщин в колонии довольно сильно распространены однополые отношения. Таких называют коблы и ковырялки. Отдельную статью про них Вы можете найти на нашем сайте. В некоторых тюрьмах со стороны администрации намеренно идет активная поддержка таких пар, опять же не из лучших побуждений, а для того, чтобы манипулировать, заставляя одного из партнеров влиять на свою половину.

Стоит отметить, что в мужских колониях обратное, негативное, отношение к гомосексуализму. Геи относят к низшей касте, им достается самая грязная работа и запрет на место за общим столом.

Отдельной темой стоит оговорить положение беременных и женщин, родивших в тюрьме. На сегодняшний день отношение к этой уязвимой категории заключенных несколько изменилось, но нотки осуждения “непутевых мамаш” по-прежнему присутствуют.

Как будто главное в этом естественном моменте жизни не святая святых — рождение ребенка, пусть даже оступившейся женщиной, а моральная сторона вопроса. Там, где по факту требуется конкретные действия для успешного вынашивания, рождения и дальнейшего воспитания ребенка, стандартно, как минимум, следует пренебрежение.

Появившегося на свет младенца без осложнений на следующий день после родов отправляют из роддома вместе с матерью к месту ее постоянного пребывания. Если речь об исправительной колонии, то ребенка помещают в Дом ребенка при тюрьме. Жизнь женщины продолжает идти тем же ходом, что и у остальных заключенных, в свободное от работы время она может посещать малыша.

Пребывание ребенка в тюремном Доме ребенка рассчитано на три года. Если матери остается отбыть наказание незначительное время, его могут оставить до 4-х лет. Если срок заключения продолжительный, ребенка передают в Детский дом. Вероятность встречи матери со своим чадом в дальнейшем очень мала. Но бывают и исключения.
Так у нас сложилось, что вышедшие из мест не столь отдаленных, в обществе воспринимаются уже не как люди, несмотря на характер судимости, действительную вину и т.д. Никто с этим тонкостями разбираться не будет. И без того утратившие социализацию бывшие зеки и зечки не получив поддержки в обществе, закономерно скатываются на ту же преступную стезю. Какие уж тут дети

Тюремный быт

В заключении у женщины мало возможности отстоять свои права, при этом пресс администрации колоссальный. Практически все работают, так быстрее проходит время, да и лишние деньги не помешают.

В тюремном магазине ассортимент скуден, а цены зачастую завышены. Нехватка качественной пищи быстро сказывается на здоровье заключенных. Потерять зубы и посадить желудок — элементарно. Рассчитывать можно только на передачи родных, но не факт, что они попадут в руки в должном виде. Жаловаться бесполезно, письма, звонки прочитываются и прослушиваются.

Работы на зоне предостаточно. Основной труд — шитье. Швейная фабрика располагается в ангаре, в котором машинки стоят одна за другой. Каждый выполняет свою операцию в рамках общего заказа. Если ты по какой-то причине не справляешься со своей работой, то тем самым тормозишь всю работу. Соответственно, разбираться и помогать тебе никто не будет. Вместо этого ожидаемы ругань и тумаки. Находясь в стрессе, как правило, многие все же быстро осваивают необходимую операцию.
Часть заключенных отправляют на работы, связанные с обслуживанием зоны. Например, в отдел технического контроля, где проверяются изделия на предмет брака. Плотники, библиотекари, слесари, бригадиры — те места, куда стремятся попасть женщины со швейной фабрики. Монотонный швейный труд не многие выдерживают.

Ряд должностей положены исключительно людям с высшим образованием, например, в отделе социального обеспечения. Зачастую сотрудники ФСИН не способны в силу отсутствия знаний и опыта справляться со своей работой. В таких случаях всю работу за них выполняют грамотные заключенные за мизерную зарплату на полставки и, опять же, за лояльность. Сами же ФСИНовцы получают зарплату как положено. Поэтому для них так ценны “умные” кадры из заключенных, поэтому их так редко отпускают по УДО.

Так, в борьбе за минимизацию дискомфорта в тюремных условиях, проходят годы. У кого-то пара лет, у кого-то десятки. Человек так устроен, что привыкает ко всякому, даже невыносимому существованию, но при всем этом живет надеждой на лучшее. И кажется заключенным, что лучшее там, за решеткой. А на выходе оказывается, сложности не заканчиваются, а начинается их новый виток.

Существует ли насилие над женщинами-заключенными в России?

Издевательства и пытки сексуального характера в тюремном ведомстве РФ отличаются системным характером. Женщин-заключенных могут унижать, избивать (наносить удары и по половым органам), вступать с ними в изощренные половые акты.

За подобными обычно стоят сотрудники либо руководители колонии. Иногда пытки снимают на телефон, а затем рассылают близким с целью получения взятки. Сегодня численность изнасилований уменьшилась, что свидетельствует о пересмотре системы.

Тема сексуальных издевательств в женских колониях является табу для СМИ. Правозащитники неохотно делятся фактами, а Интернет содержит лишь малый процент подробной информации.

Как живут в местах заключения?

Женщинам-заключенным не зазорно жаловаться и писать доносы на сокамерниц, если над ними издеваются (в дни приема оперативников к сотрудникам колонии выстраиваются очереди). Порядки и правила проживания устанавливает администрация учреждения, тюремщики также самостоятельно назначают старших.

В женских камерах нет общей кассы (общака). Психологические особенности женского характера отличаются более ярким проявлением чувств – конфликты между ними всегда глубже и длительнее, а во время драки в ход идут ногти и зубы.

Статус в камере определяется на основе прошлой жизни. Если женщина практиковала анальный секс, она автоматически попадает в касту «опущенных» (про касту «опущенных» на мужской зоне можно прочитать тут). Из-за длительного отсутствия контакта с мужчинами узницы начинают искать суррогат – практиковать лесбийскую любовь.

Виды насилия и пыток

В списке возможного физического насилия – избиение резиновыми дубинками по пяткам (чтобы не оставалось следов). Системная мера за провинность – карцер с холодным полом и отсутствием матрацев.

Сексуальные издевательства приветствовали надзиратели или сотрудники управления колонии. Факт изнасилования в женской колонии редко можно доказать, а еще реже – вынести за пределы зоны. Подобные унижения направлены на уничтожение личности и нанесения психологической травмы.

В числе частых сексуальных пыток:

  1. «полет ласточки» — руки и ноги приковывали наручниками к кровати;
  2. подвешивание и связывание рук за спиной (анальный контакт);
  3. преднамеренное удушение (БДСМ-элемент).

Ранее узниц насиловали в карцерах, а в случае беременности – самостоятельно делали аборт. Также были распространены групповые оргии, сегодня произвол надзирателей постепенно прекращается.

Порядки в колониях

Среди заключенных-женщин практически нет той категории, которую будут целенаправленно гнобить и прессовать. Отношение зависит только от личностных качеств и силы характера. Изгоев на женской зоне просто сторонятся. Чаще всего презирают героинщиц – наркоманок с большим стажем. Расплачиваются за совершенный проступок также детоубийцы – это изначально изгои, которые подвергаются регулярным избиениям.

В список презираемых также:

  1. осужденные с диагнозом ВИЧ;
  2. женщины с венерическими или онкологическими патологиями.

В камерах поселения женщины стараются жить «семьями» — завести подруг по несчастью и сформировать собственную группировку. Это не является предпосылками лесбиянства – «семьей» легче выживать в условиях зоны.

Если женщина не выполняет план производства (не умеет шить, не успевает выполнить норму), в конце рабочего дня ее ждут побои от сокамерниц и конвоя.

Администрация колоний не вмешивается в дела заключенных и не принимает никаких мер по предотвращению драк между узницами. А женщины, которые совершили экономические преступления, часто пытаются «развести на деньги» сами сотрудники тюрьмы.

Как вести себя в первый раз?

Основное правило поведения – вести себя естественно, «не быковать» и не нарываться на неприятности. В женской колонии особо ценится сила духа, стойкость, умение общаться и строить взаимоотношения.

Если вы не знаете, куда присесть – обязательно спрашивайте. Передвигать или трогать чужие вещи категорически запрещается. Не стоит замыкаться в себе и отгораживаться от коллектива – это грозит драками.

Распахивать душу и делиться со всеми проблемами нельзя. Золотое правило зоны – меньше говори, больше слушай. Темы на сексуальную тематику лучше не затрагивать (оральный секс может стать поводом для изгнания из коллектива). Важно не забывать о гигиене: мыло в женской колонии ценится больше чая и сигарет в мужской (об особенностях выживания новичку в мужской тюрьме рассказывалось здесь).

Как проходит досмотр?

Досмотр (или шмон) предполагает выявление тюремщиками запрещенных вещей и их дальнейшее изымание. В женских колониях эта процедура происходит со значительной долей унижения: узницу могут заставить раздеться догола, искать во рту и в волосах. Каждый шок одежды прощупывается шмонщиком. Подразделяется досмотр на:

  • легкий (проход через рамку, проверка карманов);
  • глубокий (полное раздевание);
  • плановый (2-3 раза в месяц);
  • внеплановый (в любой момент).

Чаще всего досмотр устраивают по приходу с прогулки (или со смены), перед встречей со следователем или адвокатом.

Источники

  • https://ugkod.com/mesta-lisheniya-svobody/zhenskie-tyurmy-rossii.html
  • https://www.GoodHouse.ru/obshchestvo/mnenie/slezy-pod-zapretom-9-zapovedey-rossiyskoy-zhenskoy-tyurmy/
  • https://FB.ru/article/262388/jenskie-zonyi-rossii-gde-oni-raspolojenyi-pravila-byit-i-usloviya
  • https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/experience/236019-prison
  • https://politika-v-rashke.ru/vse-o-zhizni-na-zhenskoy-zone-masti-koblyi-i-kovyiryalki-kuritsyi-byit-deti/
  • https://ug-ur.com/tuyrma/seksualnye-izdevatelstva.html
[свернуть]
Решите свою юридическую проблему сегодня, не выходя из дома!
300 рублей бесплатно

Напишите свой вопрос - в течении 5 минут наш эксперт перезвонит и бесплатно проконсультирует

 

Заполните форму с контактными данными и получите бесплатную консультацию в течении 5 минут

 
 
Спасибо!
Ваша заявка принята

Юрист позвонит в течение 5 минут

 
Анонимно
Информация о вас не будет разглашена
Быстро
Через 5 минут с вами свяжется наш консультант